April 13th, 2011

Ещё про ребёнка вспомнила

Девочка М. у нас есть - младше большинства детей, меня напрочь игнорирует ("М., снимай сандалики!" - та поднимает глаза, смотрит на меня в упор и ни хрена не делает), изредка скажет слово-другое, но в основном существует автономно.
А я всё равно при всех базар фильтрую. Ну, на всякий случай.

А то пришла, знаете, вчера за М. бабушка.
Сидит, одевает её, потом зовёт меня и хохочет: "Марина Алексеевна, а что там у неё с леггинсами?"
"Да вот", - говорю, - "Жарко ей в тёплых леггинсах под тёплый комбинезон, считает наша нянечка. А что такое?"
"Да она уже минут пять бубнит "передай бабушке, чтобы прекратила надевать тебе эти леггинсы", "передай бабушке, чтобы прекратила надевать тебе эти леггинсы", "передай бабушке, чтобы прекратила надевать тебе эти леггинсы".

Не, ну молодец девочка, конечно - передала же :)
Но я ей не могу помогать одеваться - зла не хватает. Гррр.

А на улице в половине второго ночи, между тем, была такая середина осени - и по виду, и по ощущениям. В Омск, что ли, переехать? Там +21.

О здоровье

Была сегодня в очередной раз (четвёртый за последний месяц) у любимого врача (курсив - это потому что сарказм значит).
Мне ещё до этого велели "срочно сбросить 20 кг и вести регулярную половую жизнь".
Что-то мне кажется, что эти два пункта в зависимости один от другого находятся: понять бы теперь, в какой - чтобы стало ясно, к чему надо приложить усилия, а что в результате придёт само :) 

Гипоаллергенная диета в этот раз даётся почему-то проще. Психологический настрой, что ли.
Правда, сегодня ездили с омичкой Дашей к Капустиной - через полтора часа я таки не сдержалась и рявкнула на Капустину, чтобы прекратила надо мной измываться: она меня всё пыталась накормить тем, что мне нельзя, а очень хочется. Хотя я с собой притащила кучу того, что мне можно, и уминала у неё на глазах - ну то есть чтобы она не думала, что я голодная останусь.
Ещё пять дней на кефире-твороге-перловке-варёной говнядине. И укропе с лавровым листом. Всё остальное из списка разрешённых продуктов ну совершенно несъедобно.